вторник, 19 мая 2009 г.

Найт Ричард В. Устойчивое развитие - устойчивые города



Международный журнал социальных наук.   1993(2). С. 43-69.

Города и другие поселения людей, претерпевшие в свое время значительные перемены под влиянием индустриализации, урбанизации и образования национальных государств, теперь видоизменяются под воздействием новых экономических и технологических сил, которые, будучи глобальными и универсальными по своей природе, могут, если их правильно использовать, открыть городам новые возможности для формирования и поддержания развития, подтверждая их историческую цивилизаторскую миссию. Уверенность, что города могут и в самом деле должны восстановить контроль над собственной судьбой, основывается на новой парадигме устойчивого развития устойчивых городов. Новая парадигма отражает взгляды Международной комиссии по экологии и развитию, которые изложены в работе "Наше общее будущее". В ней говорится, что "у нас есть сила примерить людские дела с законами природы и добиться процветания, что новая эра экономического развития, основанного на сохранении и расширении ресурсов окружающей среды, вполне возможна". Недавняя конференция ООН по проблемам экологии и развития в Рио-де-Жанейро подтвердила эту позицию. Утверждение, что города должны играть более важную роль, подкрепляется как опытом городов Европы и Северной Америки за последние 50 лет, так и глубоким анализом меняющегося характера развития города, растущим значением, основанного на знаниях развития.

Новая парадигма сформировалась под влиянием ряда различных факторов: научно-технического прогресса, изменений в характере процесса создание богатства, специализации и разделения знаний, интенсификиции глобальных экономических сил, увеличивающейся сложности межличностных и межорганизационных отношений, глобализация производства, а также под воздействием растущего понимания того обстоятельства, что безудержное индустриальное развитие без учета человеческих и экологических ценностей достигло своей роковой черты.

В данной статье рассматриваются в первую очередь с позиций европейских городов последствия перехода от парадигмы индустриального роста к парадигме устойчивого развития. Давайте зададимся вопросом: почему именно европейским городам предстоит подтвердить свою историческую цивилизаторскую миссию и почему это вполне реально?

Логика аргументации следующая: сущность богатства и характер процесса, в ходе которого богатство создается, меняются. Производство и потребление становятся все более наукоемкими, и города утрачивают свою роль центров промышленного производства, а их развитие все больше связывается с науками и образованием, а это предполагает фундаментальные изменения в развитии городов. Экономика городов трансформируется: главное место принадлежит уже не производству и вывозу готовой продукции на мировой рынок, а экспорту решений и знаний. По мере перехода городской экономики от массового производства к коллективному мастерству, основанному на совокупной компетенции и объединении усилий по стратегическим направлениям, культура городов становится более открытой, не столь иерархической, базирующейся прежде всего на знаниях и заинтересованной скорее в повышении качества жизни и улучшении человеческой среды, чем в количественых показателях.

Эти перемены происходят благодаря тому, что научные знания становятся    стратегическим    ресурсом мирового сообщества. Развитие, основанное на научных знаниях, и определяется факторами, которые отличаются от тех, которые связаны с производством промышленных товаров. Оно зависит главным образом от пригодности для жизни городов, то есть от коллективной компетенции, культуры научных знаний и качества жизни, предлагаемая городом. Поскольку научные знания опираются на определенную культуру и концентрируются главным образом в городах, у них больше возможностей формировать собственное развитие путем укрепления своей коллективной компетенции, культуры и организации научных знаний, которые образуют их новую институционно-научную базу. Выявляя, закрепляя и развивая свои научно-образовательные ресурсы и культуру научных знаний, города в состоянии создавать условия, способствующие основанному на научных знаниях развитию.

Короче говоря, после 100 лет быстрого, несбалансированного, произвольного и часто хаотичного роста под влиянием расширения производственного сектора у городов появилась возможность развиваться более целенаправленно. Основанное на знаниях развитие открывает городам возможность планировать ход собственной эволюции и определять свою дальнейшую судьбу. Чтобы это воплотить в жизнь, городам следует глубже проникнуться пониманием меняющейся природы своего развития и проявлять инициативу не только на местном и региональном уровне, но совместно с другими городами и регионами - в национальных, межнациональных и глобальных масштабах. Почему? Да потому, что по мере осознания связи между собственными научными ресурсами, местным экономическим развитием и окружающей средой города станут ориентироваться на глобальные категории, на будущее. Им придется сделать весьма трудный выбор стратегического свойства и взять на себя большую ответственность.

Роль городов в интеграции глобальных и местных знаний

Глобальный кризис нельзя обуздать или разрешить ни сверху, путем международных соглашений и межгосударственных договоров, то есть с помощью директив, ни снизу с помощью массовых организаций, воодушевляемых новой экономической этикой. Чтобы дальнейшее развитие стало целенапрвленным, необходимо объединить "глобальные знания", то есть научные и универсальные ценности, с "местными знаниями", касающимися культурных и экологических ценностей. Сложность и разброс затрагиваемых проблем таковы, что объединение местного и глобального знания должно совершаться на среднем уровне, то есть на уровне городов и регионов. Соответствующее использование технологий требует не стандартного их применения с учетом местных особенностей.

По этому можно утверждать, что устойчивое развитие означает большую ответственность городов за научные ресурсы местного уровня, за ту часть людской и природной среды на которые воздействует практическое применение этих научных знаний. Одним из аргументов в пользу данного утверждения является то, что большинство видов знаний уходят глубоко корнями в культуру конкретного региона, где они исторически развивались, где их жизнеспособность полностью зависит от характерных особенностей окружающей среды - как людской, так и природной, и где их, следовательно, лучше всего понимают и ими успешно управляют как неотьемлемой составной частью того сообщества, в котором эти знания сформировались и которое само сформировалось вокруг них. Знания эволюционируют не по воле случая. Существует неразрывная связь между культурой знаний и тем сообществом, в котором они процветают. Присутствие в сообществе знаний вовсе не означает, что города вполне осознают их наличие, а те, которые осознают, не всегда используют их потенциал для собственного развития или понимают необходимость соединения этих знаний с местной культурой, чтобы добиться сближения различных типов знаний на местном уровне, не обязательно понимают, что источники знаний необходимо лелеять, заботиться о них. Недооценка того, что рядом, - не такое уж редкое явление, особенно в крупных городах, где в культурах преобладают меркантилистские и административные элементы и доминируют оборонительные настроения, где деятельность в сфере знаний имеет тенденцию осуществляться в условиях повышенной секретности и препятствовать свободному обмену информацией, что крайне важно для многих видов знаний. Более того, традиционные источники знаний часто воспринимаются как что-то раз навсегда данное и, оставленные без дожного внимания постепенно иссякают.

В настоящее время города не вполне осознают значение основанного на знаниях развития по двум причинам: во-первых, в мышлении людей, связанных с планированием и развитием городов, все еще доминирует парадигма промышленного роста и, во-вторых, знания обычно представляют себе в очень узком смысле, отождествляя их с общечеловеческими знаниями, научными открытиями, высокими технологиями, техническими новинками, имеющими широкое применение в промышленности и обороне. Поскольку развитие, основанное на активной научной деятельности и наукоемком промышленном производстве, в высшей степени ограничено с географической, индустриальной и организационной точек зрения, лишь не многие города отвечают условиям, необходимым для подобного прогрессивного развития; Но если рассматриваемый спектр знаний расширить и включить в него также коммерческие, административные, экологические, культурные (воспитание, здравоохранение, туризм-, обучение) и производственные познания, творческое, исполнительское искусство, ремесла и т. д., то источники знаний можно обнаружить в любом городе не зависимо от его размеров и уровня развития.

Основанное на знаниях развитие

Проблема городов имеет обычно два аспекта: концептуальный и административный. Во-первых, необходимо переосмыслить значение городов как центров знаний с тем, чтобы они могли определить свои главные способности и оценить потенциал развития собственной базы знаний в глобальном контексте. Во-вторых, города должны сформулировать и реализовать политику, направленную на укрепление своей культуры и источников знаний путем создания условий, благоприятных для конкретного вида основанного на знаниях развития. Источники знаний -глобальные или местные - крайне подвержены эрозии и нуждаются в заботливой консервации.

Следует также коснуться существующего в настоящее время тенденциозного отношения к тем видам знаний, которые создаются и накапливаются транснациональными корпорациями, международными органами и т.п. Это тем более необходимо, что односторонний подход ведет к несбалансированному развитию, т.е. к продвижению глобальных знаний и утрате местных.

Для того, чтобы основанное на знаниях развитие было действительно устойчивым, абсолютно необходима интеграция глобальных и местных знаний, экономических и экологических систем. Организации и власти в полной мере смогут почувствовать ответственность за свои действия и осознать степень риска только в том случае, если интеграция глобальных и местных знаний будет происходить не в каком-то отдаленном центре, а на местном уровне, где знания получили развитие, где их корни и где их лучше понимают. Знание - это одна из разновидностей власти, и как всякая оторванная от традиционной культуры власть оно может стать источником злоупотреблений. Традиции самым решающим образом влияют на культуру знаний, а городам принадлежит существенная роль в институциализации традиций. У городов долгая память - крайне важное качество, когда дело касается влияния на источники знаний.

Суммируя сказанное, можно отметить, что, поскольку создание богатства становится все более наукоемким процессом и знания базируются на культуре и концентрируются в основном в городах, последние должны содействовать использованию знаний для экономического развития на местах, для положительного влияния на ценности, от которых зависят главные достоинства городов.

Цивилизаторская миссия городов

Для осуществления своей цивилизаторской миссии городам необходимо уделять больше внимания управлению своей судьбой, а для этого они должны проникнуться более глубоким пониманием своих сил (источников знаний), особенностей процесса урбанизации и взаимосвязи между развитием городов и окружающей средой. Помимо этого, городам и окружающим их регионам необходимо по отдельности и вместе с другими городами, располагающими аналогичными источниками знаний, почувствовать большую ответственность за те знания, развитию которых они способствуют: в какой мере они влияют на экологическую систему и окружающую среду в местах применения этих знаний. С точки зрения нынешнего положения в мире, идея планомерно и устойчиво развивающихся городов может показаться нереальной. Природа сил, формирующих города, ограниченная автономия последних во многих странах, а также тот факт, что они переросли свои административные границы и имеют тенденцию дробиться и испытывать потрясения, - все это вызывает сомнение, что города могут ориентироваться на будущее и сами определять свое развитие. Тем не менее что же положило начало движению за планомерное развитие городов?

По моему мнению, ответы на эти вопросы скоро даст Европа. Почему? Да потому, что города - главные европейские ценности. У них длительные традиции, уходящие в глубину веков на 2000 лет, и хотя с усилением в последнее столетие централизованной государственной власти роль городов уменьшилась, они тем не менее обладают большой самостоятельной ценностью. Исторически европейские города способны к самовосстановлению, что показала эпоха Возрождения, и они продолжают сохранять вполне конкретные культуры, которые всегда можно "возродить". Сегодня их способность к самовосстановлению во многом зависит от того, как они по-новому определят свою роль в "новой Европе" и в "мировом сообществе". Их будущее тесно связано с осознанием связи между городскими ценностями, новыми формами экономического и культурного развития и заботой об окружающей среде. Именно в процессе "возрождения" европейских городов интересующее нас развитие могло бы стать более планомерным и упорядоченным. Полученные при этом знания можно было бы затем использовать для решения еще более насущных проблем городов и окружающей среды в других частях как развитого, так и развивающегося мира.

Важно отличать развитие городов в Европе от процесса урбанизации в развивающихся странах с преобладающим сельским населением и деревенским бытом. Крупные городские поселения в странах "третьего мира", часто называемые из-за их размеров "мегалополисами", не всегда являются городами в обычном смысле этого слова. В традиционном понимании город - это центр цивилизации, то есть поселенческое объединение с достаточной властью, чтобы поддерживать законый порядок и обеспечивать развитие в духе Анри Пиренна.  В последние десятилетия контроль переместился от местных общин к государству и от местных организаций к крупным национальным и транснациональным корпорациям, после чего рост городов сделался еще более несбалансированным и беспорядочным.

Разрастание мегалополисов происходит под влиянием глобальных сил, над которыми не властны ни сами города, ни государство. Эти силы, лежащие в основе индустриализации и урбанизации во всех странах земного шара и подрывающие традиционные схемы поселений, нарастают и приобретают всеобъемлющий характер. Как отмечал Е. Ф. Шумахер в 1973 г. в своей книге "Небольшое - прекрасно", "успешная индустриализация в городах разрушает экономическую структуру периферии, которая в свою очередь мстит массовой миграцией в города, отравляя их и делая их совершенно не управляемыми". А городская периферия - это уже не только прилегающие к городам регионы; она стала транснациональной и глобальной. Периферия Марселя, например, включает часть Северной Африки, а Берлина - Ближний Восток, Центральную и Восточную Европу. К периферии Лос-Анжелеса принадлежат Центральная и Южная Америка, а также Дальний Восток. В периферию Токио входят и Корея и Юго-Восточная Азия и т. д.

Хотелось бы подчеркнуть, что возникновение и быстрый рост мегалополисов, отличающийся от более упорядоченного развития европейских городов, следует рассматривать в качестве самостоятельной проблемы. Мегалополисы - это не города в обычном смысле этого слова: их рост не диктуется разумной необходимостью, и они не являются самоуправляемыми образованиями. Увеличение мегалополисов - результат ломки традиционной деревенской общины, а вовсе не планомерного расширения и развития городской структуры или широких социальных и культурных преобразований. Как правило, чем позднее начинается процесс индустриализации и урбанизации, тем более несбалансированы схемы человеческих поселений и остры "проблемы городов". Стоит лишь системе городов выйти из равновесия и какому-нибудь городу занять доминирующее положение, как развитие средних городов осложняется.

К планомерному развитию городов

Планомерное развитие городов представляется проблематичным из-за низкого уровня искусства градостроительства, отсутствия у городов подлинной автономии и, следовательно, возможности как-то упорядочить и контролировать это развитие. И хотя города появились 6 тыс. лет назад и, по словам Арнольда Тойнби (1970), выполняли роль "кузниц цивилизации", оказывая благотворное влияние на культуру, наше представление о том, почему они стали центрами культуры и каким образом их развитие можно было бы сделать безвредным для окружающей среды, все еще слишком примитивны.

По своей природе городское развитие - это своего рода процесс социального обучения, когда города учатся на собственном опыте, на опыте других городов, а также пробуя различные новшества. Однако, за последнее столетие централизация власти нарушила этот процесс. Между тем существует огромный практический опыт, который можно было бы плодотворно использовать, ибо каждый город преодолевал какие-то /           специфические   проблемы,   хотя   не   многие   из   них   институализировали процесс обучения. А нужда в таком обучении была самая насущная, поскольку вновь сформировавшимся городам, которые быстро росли за последние десятилетия предстояло в течение нескольких лет совершить то, на что в прошлом уходили столетия. Если они стремятся в короткие сроки создать современную городскую культуру и упорядочить собственное развитие, им придется добровольно и сознательно включиться в процесс обучения.

Необходимо вплотную заняться созданием специальной отрасли знаний, касающейся развития городов, привязанных к конкретной местности, регионально ориентированных, однако развитие которых совершается в рамках целостной и нацеленной на будущее структуры. С окончанием "холодной войны" и растущим пониманием ухудшения окружающей среды, возможно, часть "мирных дивидендов" удастся израсходовать на решение повседневных проблем больших и малых городов, а также деревень, где проживает большинство людей. Не исключено, что это может стать частью более общей тенденции переориентации государственной политики в области науки с оборонной промышленности на вопросы экологии и развития городов. Вероятно, потребуются новые подходы и новые учреждения, такие, например, как созданная недавно Европейская академия по экологии городов, разместившееся в Берлине. Упорядоченное развитие городов должно использовать достижение науки и технологии таким образом, чтобы экономический прогресс на местном уровне не наносил ущерба окружающей среде.

Глобальный вызов современности не сводится лишь к прогрессу науки, а предполагает ее интеграцию с другими видами знаний, причем в такой форме, которая была бы приемлема как с экологической, так и с социальной точки зрения. Необходима более сбалансированная политика в области науки, которая, продвигаясь вперед, заботилась бы не только о накоплении новых знаний, но и о сохранении приобретенных. Много говорят о том, что знания растут эспоненциально, что 90% нынешних знаний человечеством приобретено за последение 30 лет; если определить знания как способность к устойчивому выживанию в окружающей нас среде, то, как доказывает Синдинг-Ларсон (1991), скорее можно утверждать, что за последние 30 лет человечество утратило 90% своих знаний.

Новая парадигма устойчивого развития обеспечивает рамки для прогресса науки и других видов знаний в более холестической манере. Индустриальный рост сделал чрезмерный упор на знания, облеченные в конкретную форму, которые можно выражать и приобретать с соблюдением принятых 1травил и норм, то есть на знания научного и универсального характера. Увлечение подобными глобальными знаниями - наукой, технологией, общечеловеческими ценностями - свойственно сторонникам модернизма. Однако если мы хотим понять наиболее фундаментальные человеческие потребности и природные системы, необходимо обратить внимание также на усвоение и распространение региональных знаний и региональных ценностей. Об этом должны позаботиться города, ибо это ключевой момент их развития, основанного на знаниях.

Построение в городах инфраструктуры знаний

Города должны играть важную роль в основанном на знаниях развитии; эта роль в основном сводится к тому, чтобы использовать знания на благо местной экономики. Источники знаний обычно связаны с определенной культурой и теорией, меняются медленно, а со временем все больше специализируются. При этом часто располагаясь в географической близости друг от друга, они не соприкасаются между собой. Другими словами, они существуют как пространственно разобщенные скопления. Связанные родственной, основанной на знаниях деятельностью, они порой не сознают в полной мере собственные характерные черты, коллективную силу или потенциальные возможности для развития. Их присутствие или концентрация на определенной территории еще не означает, что идея сближения пробила себе дорогу, что их главные достоинства в сфере знаний выявлены и усилены. Сам факт свидетельствует лишь о том, что имеются источники знаний, которые обладают потенциалом для развития.

Местные и региональные власти могут, например, взять на себя инициативу по выявлению территориальных скоплений родственных по характеру деятельности организаций и начать формировать городскую инфраструктуру знаний. Они обеспечили бы средства для улучшения горизонтальных контактов в рамках общины, облегчили бы доступ местным жителям к источникам знаний через расположенные в городе и регионе организации, а также повысили бы эффективность городской интеллектуальной инфраструктуры. Подобные меры снизили порог приобретения новых знаний, новаторских и творческих идей и расширили бы возможности для сближения различных типов организаций знаний в Делфте. Их следует осуществлять на местном уровне, ибо они должны быть ответом на возникший спрос и отвечать реальным потребностям.

Инфраструктуру знаний лучше всего создавать снизу, начав с местных территориальных скоплений, расширяя их до регионального уровня и затем увязывая с нациоанльными и международными структурами, ответвлениями, ассоциациями, издательствами и т. д. Эта работа требует не только крупных ассигнований, но и времени, а также устойчивости и восприимчивости к меняющимся условиям. Как только подобные структуры бюрократизируются, они теряют свою ценность.

Первым шагом в построении местной инфраструктуры знаний должно быть выявление и классификация источников знаний в регионе с последующим распределением их по категориям в зависимости от наличия совместных интересов (основной вид деятельности, научные исследования, работа с кадрами, обучение, финансирование, изучение рынка и т. п.). Инвентаризация источников знаний и топология основанной на знаниях деятельности необходимы, ибо предпринимаемые меры должны быть спланированы с учетом конкретных обстоятельств.

Выявить территориальные скопления организаций знаний, практическая деятельность которых может быть увязана между собой, не так-то просто, поскольку они не всегда подпадают под одну и ту же шкалу профессиональных категорий. Очень часто эти скопления включают совершенно различные организации, охватывая самые разнообразные научные дисциплины, отрасли знаний, специальные службы высших учебных заведений, научно-исследовательские лаборатории, секции крупных промышленных компаний, малые и средние фирмы, мастерские, предприятия сферы обслуживания, правительственные ведомства, ассоциации, конторы и т. п.

Устойчивое развитие, контуры городской политики

Новая парадигма устойчивого развития обусловливает контуры политики, призванной демократизировать и гуманизировать науку. Однако это обстоятельство может быть в полной мере осознано только в том случае, если города вновь подтвердят свою цивилизаторскую миссию. Старая парадигма индустриального роста делала чрезмерный упор на науку, технологию, знания, которые можно было бы овеществить, приобрести формальным путем, применять в промышленном производстве и использовать для создания глобальной прибавочной стоимости, то есть выделяла знания научного и универсального характера. Увлечение подобными глобальными знаниями, которое нетрудно понять с точки зрения житейской логики, - девиз сторонников модернизма. Между тем, если нас заботят фундаментальные человеческие потребности и естественные системы, если мы стремимся сделать развитие устойчивым, нужно так же использовать местные знания и местные ценности. Это необходимо для современного развития городов и регионов.

Глобальным знаниям всегда уделялось больше внимания, чем знаниям местным, - так было проще для властей. Более того, в промышленном, материалистическом и потребительском обществе глобальные знания - главный источник силы, влияния и престижа. Местные знания могут обладать большой ценностью на местном уровне и сохранять важное значение для устойчивого развития, однако они, как правило, имеют низкую стоимость в денежном выражении. Следует также отметить, что значительная часть местного знания носит подсознательный характер, его нельзя выразить прямо или приобрести формальным путем в процессе обучения. Однако ему можно придать художественную форму и постигнуть в категориях искусства. Именно поэтому местное знание ценится выше в обществах с богатой духовной жизнью, чем в потребительских обществах.

В настоящей статье отстаивался тезис о том, что глобальное знание следует объединить с локальным знанием и что лучше всего это сделать на уровне города и региона. Будущее городов зависит от их жизнестойкости и целостности, что могут обеспечить только сами города. Именно города и регионы должны проявить большую ответственность в отношении местного знания, соединяя глобальные знания с местной культурой и сохраняя местные знания. Чтобы развитие было действительно устойчивым, города должны вновь подтвердить свою цивилизаторскую миссию, и вместо того, чтобы формироваться под влиянием глобальных сил, они должны планомерно развиваться по инициативе местных властей, организаций и граждан, а устойчивое развитие должно стать содержанием каждодневной политики.

Комментариев нет: