четверг, 12 июня 2008 г.

А. Желнина. Фланер

Если вы быстро идете по Невскому проспекту, обгоняя прохожих, переживая из-за долго не загорающегося на перекрестке зеленого, при этом идете куда-то, к какому-то определенному времени и постоянно думаете о том, как бы поскорее туда добраться, то о вас с уверенностью можно сказать – в данный момент вы не являетесь фланером. Фланеры, скорее всего, это именно те, кого вы обгоняете, на чье ротозейство и неожиданные остановки посередине бурлящей улицы прямо перед вашим носом вы сетуете. Люди, идущие медленно, ни с того ни с сего останавливающиеся, чтобы разглядеть лепнину на фасаде, дизайн таблички на остановке автобуса или туристов в открытом кафе - это неизменный и необходимый элемент жизни любого мегаполиса, любого настоящего города, на протяжении уже как минимум пары веков.



Казалось бы, в наш шумный и вечно куда-то спешащий век нет времени безделью и глазению по сторонам – поэтому те, кого иногда называли «зеваками», «праздношатающимися» (да как их только не называли!) должны казаться анахронизмом и пережитком. Тем не менее, именно с усугублением делового и коммерческого, промышленного характера европейских городов в XIX веке – со всплеском процессов урбанизации – улицы начали наполняться «праздношатающимися», гуляющими без определенной цели людьми, которые занимались тем, что просто наблюдали – за городом, за незнакомыми людьми на проспектах; именно они видели, как менялись города, появлялись новые технические изобретения, внедрялись и исчезали модные поветрия… «Побочный эффект» роста городов, анонимизации городской жизни – повседневные наблюдатели, фланеры, - туристы в родном городе, они превращают рутину и обыденность в объект наслаждения – эстетического, визуального, а каждого из прохожих – посторонних, чужаков – в объект неподдельного интереса. Зачем и почему? Эти вопросы можно задавать кому угодно, только не фланерам. Фланирование – игра, развлечение, искусство, неприметное творчество. В то же время, фланирование – странный, тихий, но действенный протест против всеобщей суеты и погони за результатом, которым подчинена сегодняшняя городская культура. Остановиться, не спешить, смотреть на то, что, как будто, не стоит внимания, серьезно изучать несерьезное могут позволить себе все, но почему-то удается это не каждому.


Фланеры вызывают постоянный интерес исследователей городской культуры – социологов, искусствоведов, психологов (одни из первых и самых известных описаний принадлежат Ш.Бодлеру и В.Беньямину); они являются эссенцией городского жизненного опыта, тем, без чего немыслим ни один город – начиная с эпохи Модерна. Гуляли по улицам всегда, зеваки всегда собирались на площадях и перекрестках, если там происходило что-то интересное, но как «культурный тип» фланер оформился в XIX веке в Париже – важной вехой стало создание при бароне Османе Больших Бульваров. Бальзак, Жорж Санд, Эдуард Мане и множество других именитых и безымянных парижан, разной степени образованности и достатка фланировали в свое время по бульварам.


Фланеры XIX века – это аристократы или буржуа, в подавляющем большинстве – мужчины (едва ли не единственным исключением была Жорж Санд), блуждающие, наблюдающие, готовые вступить в беседу - о том, что происходит на улицах города (кому, как не им, знать об этом лучше других?). В то же время сам фланер – визуально неприметен; именно в те годы стали носить черные длинные пальто, европейская мода перестала увлекаться буйством красок и вступила на путь строгости и скромности. Поэтому фланеры одевались преимущественно очень просто – ведь их главной целью было наблюдение, а не выставление на показ самих себя.


В начале XIX века о фланерах писали в газетах, изображали на гравюрах, даже издавали о них книги (например, “Psychologie du flaneurpar Louis Huart, Paris, 1841) и призывали не путать простых ходоков, имитаторов, которые бродят безыдейно целый день по городу, с настоящими, думающими фланерами.


Чем отличается взгляд фланера от взгляда обычного прохожего? Проходя мимо витрины с выставленным в ней новым платьем, обычный горожанин максимум подумает о том, что оно могло бы ему/ ей хорошо подойти. Фланер же остановится и задумается – о тенденциях моды, о производственных процессах, в результате которых это платье появилось на свет, о судьбе бедных тружениц в Бангладеше, руками которых оно было сшито. Другими словами, фланер не просто бродит - фланер видит и размышляет.


Именно поэтому среди известных фланеров так много творческих людей – писателей, журналистов, художников; помимо упомянутых известных французов, фланировали Пушкин, Гоголь, и многие другие.


Фланирование, на самом деле, было идеологией, занятием. И, как все французское в те годы, оно быстро распространилось по всей Европе – и стало популярным и в Петербурге. Невский проспект как будто специально создан для фланирования – здесь даже не нужны были особые преобразования в пространстве города, подобные тем, что имели место в Париже (уже упомянутые бульвары барона Османа стали результатом серьезной перепланировки, в процессе которой маленькие узкие улицы старого города были расширены и «выпрямлены»). Магазины, кондитерские, смешение представителей разных социальных слоев – все это вызывало интерес, а наблюдение иногда выливалось в значительные творческие успехи (вспомните «Невский проспект» Гоголя – в его наблюдательности и видении вы, скорее всего, узнаете задумчивость фланера).


Как и в реальной жизни, в литературе и искусстве можно найти множество персонажей-фланеров – Блум из джойсовского «Улисса», а более близкий к нам по времени и месту действия пример - герои фильма «Прогулка» А.Учителя. Три героя, на первый взгляд, поглощенные собой и общением друг с другом, на самом деле одновременно поглощают и Петербург, его повседневность и бурную уличную жизнь. При этом единственное «действие», совершенное героями фильма – это знакомство на улице с девушкой, благодаря которому и начинается их бесцельное путешествие по центру города.


В XX веке города сильно изменились; изменились ли фланеры? Как и в XIX веке, сегодня по улицам города бесцельно и задумчиво гуляют сотни людей. В Петербурге они теряются в толпах спешащих куда-то горожан и вооруженных путеводителями туристов - ритм жизни заставляет всех куда-то торопиться, иметь цель и не отвлекаться по пустякам. Но фланеры не исчезли: частично они перекочевали под крыши торговых центров и универмагов, где можно позволить себе ходить медленно, останавливаться перед витринами, разглядывать других посетителей и не выглядеть при этом странно. Другой тип места, где часто можно видеть фланирующих – разного рода публичные места, вроде пешеходных улиц и парков, где всегда собирается разношерстная публика – притягательное для фланеров поле наблюдений.


Важное отличие сегодняшних фланеров от их далеких предшественников – это почти неизбежное совмещение ролей «праздношатающегося» и потребителя. Пойти прогуляться просто так очень сложно – обязательно захочется развлечь себя какой-нибудь незапланированной покупкой, посидеть в кафе или, как минимум, съесть мороженое, сидя на скамеечке, например, на Малой Садовой и размышляя о тенденциях в области дизайна фонтанов.


Новое значение, добавившееся сегодня к традиционному пониманию «фланирования», отсылает нас к богемному «деятелю», тусовщику, который/ая наблюдает не столько город, но клубы, вечеринки и тусовки, магазины и кафе, бесцельно и без особых привязанностей перемещаясь из одного модного места в другое, из одной компании – в новую. Этот современный фланер – жертва моды, он помесь денди, модника и «чистого» фланера, которому было все равно, во что одет он сам; современного фланера заставили-таки покупать и хотя бы таким образом участвовать в общественном механизме. Поэтому некоторые молодые люди сегодня именуют себя фланерами – на страницах своих блогов, ставших универсальной формой самовыражения, они используют это слово как раз в новом, «тусовочном», смысле, потерявшем изрядную долю философствования и созерцательности, свойственных фланерам, описанным Бодлером и В.Беньямином.


Поскольку фланирование никогда не было официальной и формальной практикой, а, скорее, является определенным образом жизни, то и четких правил для поведения фланера никто не вырабатывал. Скорее даже, фланер может себе позволить забыть о некоторых общепринятых правилах поведения в общественных местах – а именно, без стеснения разглядывать совершенно незнакомых ему людей. В связи с этим в XIX веке фланеров иногда характеризовали как «бесстыжих». Вместо «правил» приведем несколько уже упомянутых характеристик: бесцельность, задумчивость, наблюдательность, и еще одну, не менее важную – бездейственность. Фланер смотрит, но довольно редко переходит к действиям. Даже вступая с кем-то в беседу, что случается редко, он не завязывает «настоящих» знакомств. Из его встреч никогда ничего не следует, они, можно сказать, «не-встречи», не имеющие последствий. Фланер – исключительно наблюдатель, зритель, но не актер на сцене города.


Город полон интересных вещей, он нагружен разными любопытными мелочами и деталями, которые можно читать, как книгу – чем и занимаются фланеры. Они читают городскую культуру, и чаще всего именно они могут рассказать о городе больше, чем кто-то еще, лучше показать город и его неформальную сторону, чем любой гид. Они знают все о том, какие люди живут в городе, во что они одеваются, что едят, как принято вести себя среди представителей разных слоев населения; какие магазины и кафе закрываются, переезжают, открываются и почему это происходит; словом, фланеры – эксперты по городской жизни, у которых просто не всегда доходят руки до того, чтобы записать или хотя бы рассказать другим увиденное и услышанное.

Комментариев нет: